?

Log in

No account? Create an account
The end of the world is nigh — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
Маша Шапиро

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

2017-2018 [Apr. 28th, 2018|08:36 pm]
Маша Шапиро
Что было после моей репатриации в Изриль.
Учила иврит. Учу иврит. Дается плохо. Это мое основное занятие.
Путешествия:
сентябрь 2017 - о.Эгина -семинар с гештальтистами,
ноябрь - снова с биологами Мадагаскар. Лучшее путешествие моей жизни
Февраль-март 2018 с теми же биологами север Перу. Таропото.
Link1 comment|Leave a comment

Оказывается ничего не писала с осени 2015 года. Надо записать путешествия. Нда.... не просто [Jun. 9th, 2017|03:51 pm]
Маша Шапиро
[Tags|, , , , , , , , , , , ]

2015 - поздняя осень - очень тепло было в Торревьехе, можно было плавать
2016 год - февраль, кажется, - восхождение на Килиманджаро, сафари в Танзании. Познакомилась и подружилась с прекрасными людьми.
2016 март- Андорра на лыжах с Таней Замашиной (Лидер) , отель Шуске - у самой горы
2016 май- ПЕРУ!!!! С Серёжей. Самая прекрасная страна на свете. Куско, Арекипа, оз. Титикака, Лима. Слов нет, надо вернуться!
летом занималась греческим
сентябрь - как всегда (приятно это писать) с гештальтистами в Грецию, о.Эгина
2016 ноябрь- невероятная поездка с биологами на МАДАГАСКАР. М.б. это была лучшая поездка моей жизни. Теперь хочется путешествовать только с ними
что было дальше? Я ничего не пропустила? ээээ... короткая Торревьеха
2017 февраль - к Серёже и Дезири в Колумбию. Санта Марта, Минка и заповедник. Было ОЧЕНЬ хорошо.
2 марта я приехала в Израилью
Живу здесь, учу иврит
ВСЁ
Link5 comments|Leave a comment

Поездки 2015 [Apr. 10th, 2016|11:18 am]
Маша Шапиро
[Tags|, , , , , , , , , , , ]

Не люблю жж, но в нем сохрагится, а в любимом Фейсбуке потеряется.
Вот и пишу почти ровно через год.
Запишу поездки.
2015г. - много раз в Торревьеху, сентябрь - Греция с гештальтистами, июль - выступала с докладом на IPA Конгрессе в Бостоне. Точнее, дискуссантом на пленарном заседании про психоанализ в России. Надо бы, пожалуй, здесь текст выложить.
О, чуть не забыла Шри Ланку. Посмотрела, как там они все устроили в Kite-n-Roll Kalpitiya, Talawila road, Kappalady lagoon, Sri Lanka, . Мне все очень понравилось + я видела - долго, близко и подробно медведя-губача в нац. парке.
У них милые красивые домики, сообщество безумных кайтеров. По вечерам играют в хорошие игры и/или смотрят кино.
Link3 comments|Leave a comment

Эфиопия [Mar. 27th, 2015|11:02 pm]
Маша Шапиро
[Tags|, ]

Была птичья поездка в Эфиопию. Записать, пока не всё забыла.
... well--- уже не записала.
Однако, да, была Эфиопия 1-13 января. Это было супер, см ФБ.
Андорра на лыжах 14-21 марта. Soldeu, hotel Naudi. В Андорре катаюсь 7-й раз, в этом отеле 3-й раз. Стало ещё лучше

ЖЖ - отстой

P1100685

P1100619
LinkLeave a comment

Небольшие путешествия в ноябре [Nov. 12th, 2014|03:05 am]
Маша Шапиро
[Tags|, , , , , , ]

Записываем, чтобы не забыть

1. Torrevieja - La Manga (El Mar Menor) - Cartagena- Torrevieja
2. Torrevieja - Parque Natural Cabo de Gata - Almeria - Granada - Torrevija
3. Купили машину
LinkLeave a comment

о немцах [Oct. 31st, 2014|12:38 am]
Маша Шапиро
[Tags|, ]

Что-то пошла тема про немцев. не могу остановиться.
У меня была девочка-пациентка, которую привезли в Москву, когда ей было три года и отдали в детский сад. Девочка монголоидная и никогда не слышала русскаго языка.
Это было одним из самых страшных ее переживаний - что она окружена взрослыми и детьми, которые похожи на людей, но явно не люди , п.ч. не умеют говорить. И они смотрят всё время выпучив глаза и то ли лают, то ли ещё что. А на следующий день ее стнова к ним приводят. Она думала, что ее мама думает, что они люди, и мая пациентка не могла маме объяснить, что нет, п.ч. была маленькая и плохо выражала свои мысли.
Link5 comments|Leave a comment

В вопросу и роли и месте психоанализа...2 [Oct. 7th, 2014|12:28 am]
Маша Шапиро
[Tags|, ]

*
1. То, что Н. – экономист сорока лет-. говорила на сессии, всегда могло на самом деле означать нечто совсем другое. И это касалось не только эмоционально заряженных тем или событий, но и простейших бытовых вещей. А так как формальный интеллект у Н. высокий, я никак не могла поверить своим же наблюдениям. Я просто не понимала, как так может быть. Вот несколько примеров..
Одной из жалоб Н. было то, что она мало времени проводит с детьми, потому что много работает. Вскоре оказывается, что она страшно обижает и бьет своих детей.
Или она рассказывает о «чувстве горечи и боли из-за предательства подруги». Оказывается, что эта подруга и коллега по работе стала профессионально более успешна, чем Н., и то, что называется предательством – это то, что эту подругу перевели на более высокую должность, и моя пациентка, снедаемая завистью и ненавистью, не может с ней общаться.
Н. залезала в мои записи. И жаловалась, что я оставляю на видном месте свой еженедельник – и это неуважение к пациенту.
Она имела любовные отношения со своим бывшим психотерапевтом (кот. начались, когда она была в терапии) и пыталась дружить с его женой. И очень обижалась, что та её не очень-то принимает.
Еще Н. говорила по поводу этого романа, что ей было в нем безопасно, потому что она знала, что этот мужчина не может её бросить, так как он ее психотерапевт, и у него есть определенные обязательства по отношению к ней.

2. Пациентка Карина – владелица небольшого туристического агенства - обратилась за терапией в ворасте 28 лет. В терапии в разные периоды 1 или 2 раза в неделю около 18 лет. Несколько раз за это время она от меня уходила , обычно с обвинениями и скандалам, потом возвращалась.
В начале терапии у Карины не было никаких, напоминающих человеческие, объектных отношений. Фантазии мести, всемогущества, тотального контроля были абсолютно эго-синтонными и обрушивались на меня почти на каждой сессии. Апогеем ее всемогущества явилась фантазия о ребенке. Она должна зачать ее путем искусственного отплодотворения, но так, чтобы ещё и контролировать пол ребенка. Это должна была быть девочка, «наследница», в буквальном смысле «ее продолжение».
Когда манипуляции не удавались, и реальность ставила предел ее всемогуществу, Карина проваливалась в непереносимые дисфорические состояния, сопровождавшиеся либо тяжелыми соматическими заболеваниями, либо фобиями и навязчивыми мыслями. Казалось, всё ее существование протекает в одном из этих двух состояний – или всемогущества с полным контролем над всем и всеми, или полнейшего бессилия, беспомощности, ощущения умирания и страха.
Интересный пример из ее фактической жизни. В одной из организованных ею поездок туристов поселили в гостиницу гораздо меньшей «звездности», чем была оплачена. И они решили требовать от Карины компенсации. Они отправили к ней «делегацию» вести переговоры. Узнав, чего они хотят, Карина спросила, кто у них главный. И сказала: «Да вы что?! Вы хотите получить от меня по 500 $ компенсации. Умножить на 22 – это 11000 долларов! Да мне гораздо выгоднее заплатить 5000, чтобы Вас (главу делегации) убили. Остальные тогда уже вряд ли что-то будут требовать». На этом всё и закончилось. На мой вопрос, могла ли бы она действительно «заказать» этого человека, Карина ответила, что, пожалуй, не решилась бы – это слишком опасно.
Изменения происходили так медленно, что я не замечала моментов, когда они наступали. Но они были. Кроме того, многое созревало в периоды, когда она меня в очередной раз бросала, а потом, не смотря на ярость и унижение, возвращалась. То, что сначала переживалось ею как подчинение моей садистической власти, со временем превратилось в осознование того, что я для нее представляю ценность по крайней мере как свидетель ее жизни, а то и как человек, возможно, желающий ей добра.
Первым живым существом, к которому она стала испытывать теплые чувства, была ее новая кошка.
Потом появились и люди, и даже муж. Фантазия о ребенке трансформировалась в желание удочерить чеченскую девочку. Наши отношения тоже удивительным образом изменились. Но вплоть до окончания терапии злобные человеконенавистнические импульсы и перверсный модус существования внезапно появлялись, и мы снова оказывались в выжженном поле власти тиранического объекта, где, казалось, не может быть места ни для чего живого.

Сессия после захвата заложников в Норд-Осте, в которой, как мне кажется, явственно видно попеременное присутствие перверсной и неизвращенной линии материала.

К. – Мы дома не смотрим передачи про Норд-ост. Я сказала мужу, что это совершенно ни к чему, совершенно не имеет никакого смысла. Только тратить свои нервы. Я не хочу смаковать чужое несчастье, но и с нашим государством в отношении Чечни я не согласна.
… Бывают же государства, основанные на совершенно других принципах. Такие как Швеция, Чехия. Вы знаете, какая жизнь в Швеции, какие у них ценности! Они празднуют день своего поражения в битве с нами, так как мы празднуем день победы.
[В тот же день в том же контексте другой мой пациент – политически-корректный демократ - тоже говорил о Швеции, и я успеваю удивиться, что два таких разных человека говорят почти дословно одно и то же. Сижу и радуюсь, что Карина стала такой понимающей и сочувствующей ]
К. (продолжает). Некоторые государства порождают насилие, это США, Россия и Израиль. … Нужно всегда смотреть, кому что выгодно. Вот смотрите, каков был основной итог 2-й мировой войны? – Образование государства Израиль. Значит, кому была выгодна война? Евреям. Широко известно, про это много писали, что Гитлера финансировали евреи. А то, что сейчас говорят про евреев, убитых во 2-й мировой войне, так это было им на пользу.
[Я в это время, вроде бы вполне аналитично, думаю о том, что К. очень напугана, пребывает почти в панике, и идентифицируется с агрессором, но при этом оказывается, что у меня не получается записать этот ее пассаж. Не получается в прямом смысле этого слова – физически. Буквы не складываются в слова, я как «забываю», как передаются на бумаге те или иные звуки, чтобы понять, приходится задумываться].
Я – я правильно Вас поняла, Карина, что Вы считаете, что евреи организовали 2-ю Мировую войну и сами для себя устроили газовые камеры. Что-то вроде очищения расы?
К – [пауза] Ну нет. Не совсем так. Скорее они не смогли предугадать все последствия. Точнее говоря, некоторые были вовлечены, им просто не говорили всего. Они рассчитывали, что их-то не коснется. Некоторые знали все наперед, а некоторые ошиблись с прогнозами. Но я почти уверены, что США и Россия сами организовали эти теракты. Ну, кроме последнего
[Я пытаюсь сделать интерпретацию о том, что из-за страха и беспомощности, испытываемых ею в связи с происходящих, она идентифицируется с агрессором, пытаясь, как-то справиться с этими чувствами.]
К – [пауза] Я не хочу иметь ничего общего с этой страной. … Вы знаете, мне приснилось два сна про это. В первом сне я у меня какой-то приступ, задыхаюсь, сердце и еще у меня отобрали ключи и хотят залезть в квартиру. Я звоню в службу спасения и говорю по-чешски и по-арабски, но у меня голос отказывает и слов не слышно.
А 2-й сон страшный. Лес. Заборы. Помещение какое-то большое и там лежат прямоугольные бруски, как надгробья. Их достают, читают, что на них написано, и выносят. Это и бруски и люди. Мне страшно – потому что это имеет отношение к тому, кто следующий умрет.
После разговора о этих её сновидениях она «признается» в новой фобии – заражения глистами. Позже эта фобии усилилась, доходя до панических состояний. Но и затихала каждый раз, когда мы ее интерпретировали как провал ее стремления осуществлять тотальный всемогущественный контроль. Внутрь вползут маленькие существа, которые не подвластны контролю её грандиозного Я.
[Более подробно эта пациентка описана в (Тимофеева, 2000).]

Стоит добавить, что обе эти пациентки, считали (по разным причинам), что я нуждаюсь в них больше, чем они во мне, что я нечестна и выкручиваю им руки с оплатой пропущенных сессий. И та , и другая выторговали себе льготную цену сессии, но быстро превратили это опять же в мою выгоду – ведь они ко мне ходят много и постоянно, поэтому и должно быть дешевле.

*
«Психоанализ извращенности – трудная задача. Трудная не только потому, что аналитик должен вскрыть и показать пациенту эту извращенность, которую тот всячески охраняет и поддерживает в себе, как СССР поддерживал ее всей своей ракетно-ядерной и гебистски-милицейской мощью. Трудно, прежде всего, потому, что пациент и аналитик неизбежно вступают в такие же извращенные отношения в процессе переноса-противопереноса. [Так Усков называет трансферентные отношения]. Понять и проанализировать извращенный перенос-противоперенос, вступить в извращенные отношения, но не извратиться окончательно, перестроить «фасады» пациента – задача, по своим сложности и масштабу вполне сопоставимая с задачей преобразования России в нормальное, не извращенное государство.» (Усков, 2000). Мы понимаем, что речь идет о тоталитарных объектных отношениях, поддерживаемых внутри и вовне, связанных и усиливаемых механизмами проекции-интроекции.
Чрезвычайно важно не забывать, что ситуация усугубляется вкладом психоаналитика – мы, рожденные и выросшие в этой же извращенной стране, имеем те же проблемы, что и наши пациенты. Остается только надеяться, что в большей или меньшей степени они преодолеваются в личном анализе.
Мне здесь хочется провести аналогию с идеей Виннекотта о том, что в то время, как достаточно хорошая мать осуществляет holding для своего новорожденного ребенка, отец ребенка, возможно родители или сестры матери осуществляют holding для нее самой. В ситуации работы с пациентом для создания анти-перверсного холдинга, для терапевта также нужен анти-перверсный холдинг окружения, осуществляемый профессиональным сообществом. (А. Усков отмечает важность супервизий.) Понятно, что это возможно только в том случае, если это сообщество само не коррумпировано, не перверзно. А это в свою очередь в очень большой степени зависит от лидеров этого сообщества. Можно сказать, что те же, характерные для тоталитарных обществ, опасности, которые существуют в психоанализе каждого отдельного пациента, были, а может быть, и остаются таковыми и для всего Российского психоанализа в целом.
В этом смысле нашему Московскому психоанализу очень повезло, что центральную роль в критический период его развития играл именно Сергей Аграчев. В частности, не без гордости могу заметить, что, возможно, единственной группой, которая не распадалась, не воевала, ядро которой сохранилось в прежнем составе на протяжении всех этих лет, была именно наша группа, президентом которой был Сергей. На его похоронах Алла Холмогорова сказала, что Сережа просто сам, своей личностью служил гарантом честности и порядочности отношений в профессиональном сообществе, имея в виду не только людей, занимающихся психоанализом, но и вообще психотерапией.

В той же статье «О месте и роли психоанализа…» Сергей писал: «В западной культуре … практическая философия странным образом отсутствует, и, соответственно, философ совершенно не обязан жить в согласии со своим учением. [на мой взгляд Сергей здесь игнорирует христианских философов, находящихся в лоне церкви, в частности свято-отеческую традицию или современного нам монаха Лосева] поэтому биграфии большинства западных философов нам совсем не интересны – мы не рассчитываем узнать из них ничего нового об их учениях, так как заранее понимаем, что их философия – это одно, а быт – совсем другое. Мыслители типа Спинозы, жившего в соответствии со своей философией, представляют собой, скорее, исключение, а фигуры вроде взяточника Фрэнсиса Бэкона или Хайдеггера, сотрудничавшего с нацистами, если и не являются правилом, то уж, во всяком случае, никого не удивляют».
Так вот я думаю, что Сережа своей жизнью, работой, характером его отношений с друзьями, коллегами и пациентами действительно соответствовал идеологии правды и честности с самим собой и другими, составляющей ядро психоанализа.
Мне несколько неловко из-за пафоса, который звучит в моих словах. И это так отличается от совершенно естественного Сережиного стиля – абсолютно чуждого всякого морализаторства и занудства. У него было редкое умение быть по-настоящему веселым и по-настоящему серьезным и принципиальным.
Я думаю, что именно личными качествами Сергея и его душевным здоровьем в самом широком смысле этого слова объясняется то, что именно он, не Б. Г. Кравцов стал лидером Московского психоанализа. Притом, что до того, как начался шатловый анализ, очень многие психотерапевты были в терапии у Сергея, будучи одновременно его учениками и близкими коллегами, эта ситуация – принципиально взрывоопасная - не привела ни к каким злоупотреблениям и – уникальным образом – оказалась легко переносима в очень тесном сообществе. И мне всё вспоминается, как одна коллега, которая никогда не была пациенткой Сергея, сказала после его смерти, что она чувствует себя осиротелой, наверняка больше, чем почувствовала бы, если бы умер ее родной отец.
Здесь всё сложилось счастливым для нас образом. А что же в сфере большего диаметра: психоаналитическое сообщество вместе с парой пациент-аналитик находится внутри социума в целом, в нашем случае внутри тоталитарного российского государства. Со всеми вытекающими из этого последствиями. А какими?

Сергей писал свою статью вскоре после событий 91-го года.. Недавно был подавлен путч КГЧП, свобода разлита в воздухе, до миллиона людей выходило на улицу, коммунистическая партия была запрещена, КГБ открыло свои архивы. Всё казалось возможным и близким – протяни руку. Прошло двадцать лет. Люстрация не была проведена. Все мы видим, во что превратилось наше общество и куда канули наши надежды. Достаточно сказать, что на последней майской демонстрации несли портреты Сталина и Берии. Всё, что мы писали о тоталитарных объектных отношениях, перверсивности, разрушением мышления, теперь можно наблюдать воочию невооруженным глазом.
Патологические объектные отношения поддерживаются извне. Патология, перверсия становятся социальной нормой так же, как у нас в стране давно стала социальной нормой алкоголизация.
«Но главный удар был нанесен по самой интенции искать истину и критически мыслить. Производя в астрономических количествах фейки, выдавая десятки версий разной степени правдоподобности, интернет-пропагандисты вызвали у многих людей ощущение, что правды нет вовсе, что ничто не может быть доказательством: ни видео, ни слова очевидцев, что врут все и обо всем, и разобраться, что же было на самом деле, невозможно в принципе.» Л. Петрановская
Какая информация не ложная? Что бы люди ни писали, это всегда интерпретация фактов. Чему и кому мы можем доверять? Есть ли абсолютная правда о событии? А не о событии?
Даже то, что я сама вижу, я вижу выборочно, мои защиты работают уже на стадии перцепции. А потом я вытесняю то, что мне невыгодно помнить (бессознательно, разумеется).
Что же получается?
Приведу две недавних зарисовки блогеров.

Б. Цейтлин. Описание видео.
Первый канал. Репортаж из Украины. Район Донецкого аэропорта.
Ссылка на видео внизу.
В квартире жилого дома расположена огневая позиция боевиков. Репортер поднимается туда по лестнице. По дороге встречает бабушку. Спрашивает, не боится ли она здесь жить. "Нет, не боюсь!". Доходит до огневой позиции. Стреляют из АГС (автоматический гранатомет на станке) по аэропорту. С той стороны тоже стреляют. Боевик с расстроенным видом говорит на камеру: "Вот, стреляют по жилому сектору. А потом говорят, что украинская армия не убивает мирное население". Далее боевики забирают АГС и спускаются вниз. Репортер рассказывает, что огневую позицию надо менять, поскольку "сейчас может прилететь ответка".
Напомню, это показывают по ПЕРВОМУ КАНАЛУ!!!
Л. Сизова. Диалог в больнице.
Санитарка: Макаревич сказал, что он за бандеровцев и фашистов.
Медсестра: За каких фашистов?
Санитарка: Которые мирные города бомбили и простых украинцев убивали.
Медсестра: Так и сказал?
Санитарка: Да, он сказал - Я за фашистов, за фашистский режим.
Медсестра: Ну, надо же!
Санитарка: Из-за этого ему концерт сорвали, газ пустили.
Медсестра: Ему сорвали концерт?
Санитарка: Да, и правильно сделали, он предатель, он фашист!

Мышление заменяется имитацией мышления, картина объектных отношений, угадывающиеся в предложенном материале, во многом совпадает с описанием «злокачественной трансформации» объектных отношений О. Кернберга (Кернберг, 2000, с.372): «...(3) ощущение, что можно выжить лишь при условии подчинения жестокому объекту, ради чего, следовательно, необходимо пожертвовать всеми связями с хорошим и слабым объектом; (4) при идентификации с жестоким всемогущим объектом появляется чувство неимоверной силы, наслаждения, свободы от страха, страдания и ужаса…».
Недаром первые российские популярные сериалы рассказывали о бедном ребенке, росшем без отца или сироте, по отношению к которому творится несправедливость, а потом оказывается, что его отец – вор в законе. Он наводит справедливость и наказывает обидчиков. Беспроигрышный сюжет для тоталитарного сознания. И мы с высоты нашей проработанности часто посмеиваемся над зрителями подобных лент. Но вот я сама читаю «Жизнь и судьба В. Гроссмана. Физик-ядерщик Штрум сделал великое открытие. А его начинают гнобить, объявляют, что он поддался веянию идеалистической капиталистической физики, устраивают травлю. Собрание в ФИАНе, где он должен покаяться. Штрум не приходит. Денег нет, на работу нигде не берут. Он ждет ареста. А через некоторое время ему домой звонит Сталин: «Вы работаете в очень интересном направлении». И что я – читатель-психоаналитик? Я радуюсь, что вот сейчас все эти нехорошие гонители Штрума будут посрамлены, а правда восторжествует! Я радуюсь этому звонку Сталина, при всем моей к нему ненависти! Я думаю, этот аспект тоталитарных объектных отношений – желание присоединения к всемогущему объекту- один из самых трудно анализируемых. Чаще всего мы в упор не видим его в себе.

Существует, мне кажется, две принципиально разные точки зрения или позиции в отношении истинного-ложного и устройства мира: 1. что есть правда, истина и 2. что «всё относительно».
Сейчас в связи с событиями на Украине многие люди говорят, что не доверяют никакой информации, что все источники врут, а поэтому мы никогда не узнаем, что же там было и есть на самом деле. Некоторые идут дальше и говорят, что одной из очень важных черт происходящих в настоящее время конфликтов является медийный образ, и сам конфликт и реализуется между медийными образами, и , в некотором смысле, вопрос о том, что происходит на самом деле становится не релевантным.
А вообще – речь идет, конечно, о вопросе Пилата. «Что есть истина?». Он задавал риторический вопрос, и вдруг получает ответ: «Я есть истина».

В современном мире, в который теория относительности Энштейна и принцип Гейзенберга вошли как философские идеи, мне кажется, считается очень «продвинутым» думать, что всё относительно, включая правду, что нет черного и белого. Но то, что электрон может быть и волной, и частицей не значит, что он может быть ещё и Бабой Ягой! И я думаю о «Властелине колец» - культовой книге прошлого века, где разделение добра и зла абсолютно четкое, без всяких полутонов.
Только в системе, где существует черное и белое, например, преступление будет преступлением. Некие деяния будут так названы, виновные будут наказаны. Что мне представляется очень важным и на индивидуальном уровне, и на уровне социума. Благодаря Нюрнбергскому процессу в Германии стала возможна работа по внутреннему осмыслению и переработки травмирующего опыта и чувства вины. Работа, к которой в нашей стране мы ещё не приступали.

Когда я начинала работать с пациентами, похожими на Карину, я очень долго не могла понять, что у них как бы отсутствует концепция лжи. Например, человек рассказывает о каком-то событии, я задаю уточняющий вопрос, акцентированный на некотором неблагообразном аспекте ситуации, а в ответ пациент дает другое описание ситуации. Я говорю – постойте, но Вы же говорили до этого то-то и то-то! А он дает третье описание. И я никак не могла понять, что этот человек действительно не видит, что верным может быть только один вариант.
В таком мире и ЦРУ и КГБ примерно одинаковы, п.ч. «и там , и там не считаются с жизнями людей, и принципы работы всех спецслужб по сути одинаковы», и евреи сами себе устроили Холокост.
В психоанализе теперь общепринято, что для пациентов , переживших в детстве sexual abuse (а это почти самое страшное в смысле психологических последствий, что может произойти с ребенком), очень важно , чтобы было четко сказано, что
1. Это не просто плохо, а это преступление со стороны взрослого;
2. Ребенок не виноват. Не смотря на имеющиеся у него эротические чувства и желания. Не виноват и в том случае, когда было не насилие, а соблазнение.
Без этого психоанализ как продвижение к личной свободе не может осуществляться.
Возможно, аналогией в обществе является люстрация. Без нее, без процесса, подобного Нюрнбергскому, мы имеем то, что имеем.

Но как же быть с одной стороны с тем, вроде бы, фактом, что абсолютной истины, т.е. истины, не зависящей от наблюдателя, не существует, что всё, что мы можем делать, это сравнивать разные интерпретации и разные картины мира, а с другой стороны – тем, что нам с детства «дано в ощущение», со знаем о правде и лжи, о том, что правда и неправда не одно и то же, что А не равно не А?
Думаю, что для наших психоаналитических целей здесь может быть очень полезно понятие «интерсубъективности» А. Захрисона. Он вводит это понятие, описывая особенную субъективность в паре психоаналитик-пациент. И внутри этой пары, для этих двух людей, создавших эту интерсубъективность истина уже не относительна, а абсолютна. (Захрисон подтвердил эту догадку в ответах на вопросы). Я думаю, на уровне чувств, а не концепции, в клинической работе мы все знаем, что имеется в виду, и как это бывает. Это драгоценные моменты в анализе, когда слёзы подступают к глазам от ощущения красоты и значимости происходящего – на твоих глазах рождается истина. Простые примеры противоположного были даны выше в клинических виньетках, но чаще это происходит не так грубо перверсивно. Нам знакомы периоды в анализе, когда не понятно, слышит тебя на самом деле пациент или нет, анализ «как бы идет», но в нем ничего не рождается.
Но всё же в индивидуальной работе с нашими пациентами мы хотя бы ясно видим свою задачу по преодолению перверсивности наших пациентов, изменению их тоталитарных объектных отношений, а как же быть в отношении социальных общественных явлений и процессов? Говоря о роли и месте психоанализа в настоящий момент, не существует ли морального долга психоаналитика выступать в публичном пространстве с попытками осмысления процессов в обществе, свидетелями которых мы сейчас являемся? По словам Шасге-Смиржель «..если не мы, то кто? И если не сейчас, то когда?» (Shasseguet-Smirgel J., 1990).
И смежный вопрос: можем ли мы сохранять неискаженным или даже неизвращенным наше внутреннее пространство, а также не превращается ли наша интерсубъективность с пациентом в сговор, если мы воздерживаемся от осмысления происходящего? На мой взгляд, существует реальная опасность, что тогда вместо правды, которая рождается внутри интерсубъективности, в этой «corrupted» связи родится только имитация анализа, фетиш вместо живого объекта.

*
И позвольте мне в конце вернуться к четверостишию Гумилева - эпиграфу к данной статье. Сергей часто при мне цитировал его по разным поводам. Если мне не изменяет память, то и относя к нашему возникающему российскому психоанализу. Теперь психоанализ в России точно есть: примерно сорок психоаналитиков, наше Московское Психоаналитическое Общество имеет все шансы в ближайшем времени стать component society Международной Психоаналитической Ассоциации. А вот как обстоят дела со свободой, в первую очередь с внутренней свободой, большой вопрос. Крылья – это, конечно, свобода. Мы их чувствовали когда-то. А теперь? Ведь, ненужные мутации отмирают...

Литература

Аграчев С. К вопросу о месте и роли психоанализа в современной культуре. М., МПЖ, 2, 1996
Захрисон А. Внутрення работа психотерапевта. Лекция. июнь 2014 г. Москва
Кун Т. Структура научных революций. М., «Прогресс», 1975
Петрановская Л. Что это с ними?!! Проект «Спектр», блог, 2014
Руднев В. Введение в XX век. «Родник», 1988, 2-3
Руднев В. Энциклопедический словарь культуры XX века. М., «АГРАФ», 2001
Тимофеева М. В разных шкафах разные скелеты. М., МПЖ, 2, 1998
Тимофеева М. Историческая, политическая, социальная и реальная реальности в психоанализе. М., МПЖ, 2, 1996
Тимофеева М. С чего начинается родина... М, МПЖ, 4, 2000
Ускав А. Извращенность: проблема личности и общества» М, МПЖ, 4, 2000
Эткинд А. Эрос невозможного. История психоанализа в России. С.-П., «Медуза», 1993
CHASSEGUET-SMIRGEL, J. (1990) REFLECTIONS OF A PSYCHOANALYST UPON THE NAZI BIOCRACY AND GENOCIDE. INT. R. PSYCHO-ANAL., 17:167 (IRP)
Link1 comment|Leave a comment

Статья для сборника. К вопросу и роли и месте психоанализа в совр. российской культуре 1 [Oct. 7th, 2014|12:26 am]
Маша Шапиро
[Tags|, , , , , , , , , ]

К вопросу о месте и роли психоанализа в современной российской культуре.


Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;
Н. Гумилев

Эта статья является моим несколько переработанным и дополненным докладом на конференции «Аграчевские чтения» (Москва, 2007г.), который, в свою очередь, был построен как полемика со статьей Сергея Аграчева «К вопросу о месте и роли психоанализа в современной культуре» (Аграчев, 1996).

К сожалению, жизнь Сергея пришлась на, так сказать, дописьменный период российского психоанализа, и осталось очень мало его работ. Та статья, о которой идет речь, являет собой счастливое исключение. Она широко известна, мы рекомендуем ее студентам, изучающим психоанализ, и поэтому м.б. даже излишне напоминать, что в ней Сережа последовательно показывает, что психоанализ не есть наука, не есть искусство – а заполняет собой пустующую в Западной культуре (сейчас, как и во время возникновения психоанализа) нишу практической философии.
В своей статье Сергей опирается только на два литературных источника, это «Структура научных революций» Т. Куна и работа В. Руднева «Введение в XX век». В то время мало кому известный, кроме специальных любителей, Вадим Руднев стал теперь автором философско-культурологических бестселлеров. Я тоже буду прибегать к «Энциклопедии культуры. XX век» - наверное, самой популярной из его книг. Огромное количество статей этой необычной энциклопедии непосредственно связано с психоанализом, а большая часть других прямо или косвенно апеллирует к нему и/или использует психоаналитические понятия. К слову, как-то всё это вместе, как совокупность фактов, представляется очень символичным.

Итак, о месте и роли психоанализа в современной российской культуре.

Прежде всего, отметим, что как социальное явление, психоанализ представляет собой удивительный феномен. В очень большой степени он определил лицо ушедшего XX века. При этом, в отличие от почти всех остальных явлений такого рода, он никак не связан с развитием технологии. Аналогичные объекты мы можем найти разве что в области искусства. (Аналогичные в том смысле, что если отвечать на вопрос, какие три вещи нужно было бы представить каким-нибудь существам из других времен или пространств, чтобы по ним эти существа могли наилучшим образом понять наше время, быть может, неплохо было бы показать им картины Дали или Пикассо, психоанализ и Интернет. Хотя последний, скорее, определяет культуру уже «следующего» времени. Так вот, Интернет, а также атомные бомбы и космические корабли, связаны с развитием науки, а «Герника» и психоанализ - нет. Руднев в этой связи говорит о трех китах XX века – теории относительности, психоанализе и кинематографе). Психоанализ практически ровесник XX века, один из основополагающих трудов психоанализа - «Толкование сновидений» - был опубликован как раз в 1900. А если мы рассматриваем происходящее в религиозной или психоаналитической парадигме, мы знаем, что в области человеческой жизни нет ничего случайного.
Психоанализ возникает именно в Западной Европе, именно на рубеже веков; впереди у человечества две самые страшные войны и кровавые революции. Мы понимаем, что он должен выполнять для людей какую-то конкретную функцию.
Как, когда пациент приходит в психоанализ, мы, среди прочего, спрашиваем себя, почему он обратился именно сейчас, так, когда психоанализ приходит в мир, стоит озадачиться тем же вопросом.

Конец XIX-го века – начало XX-го. Квантовая механика, теория относительности, позже теорема Гёделя о неполноте. Колеблется незыблемость абсолютно объективного знания, мир становится зыбким и неопределенным, теряет качества предсказуемости и связанности. (Это находит свое отражение в искусстве, где распадаются слова и объекты.) В самом деле, оказывается, например, что электрон может вести себя то, как волна, то как частица; что наличие наблюдателя изменяет наблюдаемое явление, что даже течение времени от чего-то зависит и существует некая скорость, которая принципиально не может быть превышена. А если мы рассмотрим любую систему, состоящую из набора аксиом (фактов) и системы правил, по которым можно доказывать утверждения на основании этих аксиом, то всегда найдется истинное утверждения, которое при этом невозможно доказать. Вот вам, пожалуйста, в чистом виде и математически доказанная ограниченность классического научного способа познания!

Что представляется еще более важным, это время, когда «Старый Бог умер», о чем почти одновременно оповестили мир Ницше и Достоевский. Сам факт этой одновременности свидетельствует о том, что они произнесли вслух то, что и так было известно. «Бог умер», и некому стало читать текст личной истории человека. Сергей Аграчев, говоря об этом в своей статье, со свойственным ему юмором приводит фразу из «Бесов» Достоевского: «Если Бога нет, то какой же я после этого штабс-капитан?». Он пишет: «Смысл этих слов ….. понятен – если нет зрителя, считающего сверху звездочки на моих погонах, то они, а вместе с ними и я сам, - не текст, а всего лишь вещь, смысл существования которой определяется только мерой ее полезности».

Жизнь складывается из разрозненных событий и уже не образует истории. Особенно это справедливо для невротика (психоанализ и начинался, как мы знаем, с лечения неврозов), жизнь которого представляет собой нагромождение не связанных между собой событий. Не случайно одно из возможных описаний психоанализа – это восстановление «распавшейся связи времен», выстраивание жизни как текста. При этом мне представляется существенным, что в России психоаналитику почти всегда нужно не только восстановить или придать смысл личной истории пациента, но и вписать ее в более широкий контекст осмысленной и неискаженной истории страны.

Пока Бог не умер, его присутствие, помимо всего прочего, выполняет в жизни обычного верующего воцерковленного человека две важнейшие функции: смыслообразующую структурно-историческую и психотехническую. Воцерковленный человек интегрировал свою личную историю в Священное Писание (или Священное Писание в личную историю) и разворачивал ее текст перед универсальным читателем – Богом. То есть структуры задавало Писание.
То, как это происходило, правда, во времена гораздо более отдаленные, когда этот механизм действовал намного сильнее, прекрасно описал в романе «Иосиф и его братья» Томас Манн. Известно, что он часто общался с К. Юнгом во время его написания, и влияние психоанализа может быть без труда прослежено в произведении. Вот что пишет Томас Манн о судьбе Исава: «… он стал охотником, бродячим гостем чистого поля, и стал им, спору нет, в силу своей природы, на основании своей ярко выраженной мужественности. Но мы ошиблись бы и не отдали должного мифически - схематическому складу его ума, полагая, будто его самоощущение, его сознание своей роли опаленного сына преисподней было лишь следствием его охотничьего призванья. Наоборот, как раз наоборот, он избрал это занятие потому, что так ему и подобало поступить, то есть из-за своей мифической просвещенности, из покорности схеме. На просвещенный взгляд – а у Исава, при всей его грубости, такой взгляд на вещи всегда был – его отношение к Иакову повторяло и переносило в настоящее время – во вневременную действительность – отношение Каина к Авелю».
Мы видим, что здесь структуры задаются Священным Преданием (Писания еще нет). Когда человек их лишается, он вынужден формировать свои индивидуальные структуры, или может быть точнее, индивидуальные вариации неких универсальных структур. Одной из таких индивидуальных вариаций универсальных структур является конкретное, данным ребенком в данной семье осуществленное воплощение Эдиповой ситуации, которую Фрейд считал одним из краеугольных камней человеческой психики.
Кроме того, человек в Церкви молился и участвовал в таинствах, в частности в таинстве исповеди. Исповедоваться нужно не только в том, что ты сделал, но и в том, о чем помыслил. Подготовка к исповеди формирует у человека навык обнаружения у себя запретных и недопустимых мыслей и желаний. В молитве всегда присутствует элемент психотехники. Это, прежде всего, пристальное внимание к своему душевному состоянию, наблюдение за тем, «что происходит в душе». Если мы возьмем любые молитвы ( а они написаны святыми) - на сон грядущий ли или к святому причащению – мы видим, что автор от первого лица исповедуется в самых страшных грехах. Он имеет смелость и умение распознавать в себе и эти движения души.
Всегда существовали руководства по творению молитвы, причем существенно различающиеся в Православной и Римско-Католическо Церквях. (Одно из принципиальных отличий касалось «изобразительности» молитвы, то есть визуализации объектов, к которым направлено внимание верующего. Католиками она поощрялась, а Православная Церковь предостерегала против нее.) Часто произнесение слов молитвы рекомендовалось связывать с дыхательным ритмом: «Соединять молитву Иисусову с дыханием, как вы делаете, можно. Это говорил еще кто-то из древних… Дыхание вместо четок» (Епископ Феофан).

Я говорю обо всем этом, полемизируя с Сергеем, который писал о незаполненной нише практической философии. Мне кажется, что это скорее исчезнувшая ниша практической религии (а, точнее тех двух ее аспектов, которые я описала выше). В конце концов, ниша практической философии отсутствовала в так называемой Западной культуре почти всегда, а психоанализ возник только тогда, когда он возник, а не раньше. С другой стороны, при более строгом рассмотрении может оказаться, что ниша-то одна и та же. Ниша, которая жаждет чем-то заполниться.
А. Эткинд, рассказывая об истории психоанализа в России, пишет: «Страстная проповедь Ницше вовсе не была рассчитана на практическую реализацию. Но на русской почве она приобрела конкретные черты, казавшиеся зримыми и доступными для воплощения в жизни каждого… то, что для Ницше и большинства его европейских читателей было полетом духа и изысканной метафорой… в России стало базой социальной практики». Представляется, что поиск «практической философии», превращающей философский трактат в руководство по переустройству человека, был характерен не только для России, но и вообще для этого момента времени (кстати, и события, описываемые А. Эткиндом, разворачиваются и в Европе, и в России).
То есть мы, вслед за Сергеем, считаем, что эту-то нишу отсутствующей практической философии и практической религии и занимает психоанализ, а позже – психотерапия в целом. Некоторые считают, что психоанализ при этом восполнил в основном структурно-исторический аспект, а другие формы психотерапии – в большей степени психотехнический. Скорее всего, такой взгляд на вещи проистекает из лакановской традиции отношения к психоанализу, как подходу, имеющему дело только с текстами, и он не является бесспорным.

Мы говорили о том, как психоанализ появляется в мире и в России. В мире он видоизменяется и развивается, а в России, как известно, затем исчезает на долгие пятьдесят лет. Он возрождается на стремящейся освободиться от адской власти Российской земле сначала «подпольно» - в советское время, потом выползает на свет с Перестройкой.
Я считаю, что в момент этого своего повторного появления в России у психоанализа была своя отдельная специфическая функция – свои специфические «место и роль в культуре».
Что такое Перестройка, чего больше всего не хватало людям в Советское время? – Свободы и гласности. То есть, свободы и правды. Я думаю, психоанализ при своем вторичном возникновении в России был также призван нести свободу и правду.
Здесь нельзя не привести ставшую крылатой фразу Эро Рехарда, сказанную им, когда он и Хан Гроен-Праккен – основатели психоаналитического обучения для стран Восточной Европы - первый раз приехали на территорию бывшего Советского Союза (в Литву). Слушатели его спросили, что же все-таки такое психоанализ и что он может им дать. И Эро Рехард ответил, что психоанализ – это «freeing of mind».

Далее речь пойдет о правде и внутренней свободе. Или о функции, о роли и месте психоанализа в постсоветской культуре как их инструмента.

Я буду говорить о правде не как о подтвержденном свидетельстве о реальности, а том, что противоположно лжи, перверсии, иллюзии, самообману, избеганию . Сначала в контексте развития психоанализа и психоаналитического сообщества в России, а затем – в контексте эволюции (слово «развитие» здесь вряд ли уместно) Российского общества в целом.


Для дальнейшего развития темы я обращусь к двум статьям, которые стоило бы привлечь в обсуждение психоанализа в Росии даже только из-за одних их названий. Это статья Р. Тача «Убийство психики: тираническая власть и другие точки на спектре перверсий» и статья А. Ускова «Извращенность: проблема личности и общества».
Тач в своей статье говорит о свойственном современному психоанализу широкому пониманию термина «перверсия», делая особый акцент на «особой клинической сущности, располагающейся на экстремальной стороне континуума – «перверсных отношениях.» Это отношения или «стиль взаимодействий, который редуцирует «другого» до пешки на шахматной доске перверта.». В качестве другой важнейшей характерной особенности перверсивности Тач называет «нечестные» отношения с реальностью».(Тач, 2013, с.197).
О нечестности или неправде пишет и Усков: «Извращенность не просто боится правды. Она ее извращает. Так, например, гомосексуальная любовь в наши дни все чаще объявляется возвышенней, чище, «продвинутей», сравнительно с гетеросексуальной, как в недавние времена коммунизм считался прогрессивней капитализма, а государственные интересы – выше личных, частных, семейных.» … «Черное объявляется белым, хорошее – плохим, ненависть – любовью, диктатура – демократией, нищета – изобилием». (Усков, №№№). Я бы ещё добавила, что как фетиш является имитацией фаллоса, так любое явление, объект, качество заменяются его имитацией. Особенно ужасно, когда имитируются отношения и мышление.
Сергей Аграчев очень часто повторял чье-то сравнение, что «Психоанализ – как оселок , на котором поверяется истинность чего угодно: любви, веры, творчества. То, что не истинно, невротично психоанализом разрушается, то, что истинно – усиливается».
Я думаю, я не ошибусь, если скажу, для нас для всех, занимающихся им, обучающемся ему, существует некая самоценность психоанализа. Это больше, чем просто профессия. Психоанализ для нас высокое слово. Приход именно к психоанализу означал стремление к истинному, к истинности, может быть к истине, в мире, насквозь зараженном ложью и перверсностью.
Представляется, что эта функция психоанализа как инструмента правды – очень важна в личной истории каждого из нас и в профессиональной деятельности. Усков: «К правде стремятся, правды боятся и всячески ее извращают и искажают приходящие к нам на психоанализ и психотерапию пациенты».
Отто Кернберг пишет (Кернберг, 2000, сс. 343, 347): «Способность быть честным – в обычном социальном смысле слова, способность ощущать адекватную вину и чувство долга во взаимоотношениях с другими людьми, - все это признаки нормальной работы функций Супер-Эго.» В случаях же глубокой патологии Супер-Эго и идентификации грандиозного Я с его примитивными садистическими предшественниками пациенты «воспринимают моральные требования окружающих как общепринятую систему предупреждения об опасности, которую используют развращенные люди (такие, как они сами) и которой подчиняются наивные и трусливые. ... они не чувствуют разницы между любовью других людей и безжалостной эксплуатацией и манипуляцией».

Попробую проиллюстрировать высказанные положения клиническим материалом, хотя довольно трудно передать ту растерянность, которую испытываешь, сталкиваясь с внутренним миром подобных пациентов. Мне потребовались десятилетия, чтобы на самом деле убедиться, что он зиждется на абсолютно других основаниях, и всё, что является для меня обычным и само собой разумеющимся, к ним не применимо.
LinkLeave a comment

Серийные убийцы [Aug. 24th, 2014|03:41 am]
Маша Шапиро
[Tags|]

https://www.facebook.com/turtle.tortuga.5/posts/825800387451560

Что бы посмотреть такое - довольно кровожадное, не скучное, не серьезное хорошее кино, желательно про серийных убийц или просто с детективным сюжетом, но не обязательно?
LikeLike · · Share
Tatiana Levitina, Yury Nabutovski and 2 others like this.

Alexsey Gorinov Ещё можно ходить на судебные заседания. Там же и рисовать.
7 August at 01:16 · Unlike · 3

Turtle Tortuga Я обязательно буду ходить
7 August at 01:20 · Like

Tatiana Kozak Маша, Вы тоже про серийных убийц любите? Я думала, я такая одна извращенка.
7 August at 01:28 · Unlike · 1

Turtle Tortuga Очень люблю. И смотреть и читать. И ещё одну такую же извращенку знаю Agracheva Marina
7 August at 01:29 · Edited · Like

Tatiana Kozak Все равно лучше Молчания ягнят и Окна спальни ничего нету Перебиваемся Criminal minds и Следом убийцы.
7 August at 01:31 · Unlike · 1

Turtle Tortuga Ну, есть ещё Seven -замечательный. Criminal minds я, к сожалению, досмотрела А что за след убийцы?
7 August at 01:33 · Edited · Like

Tatiana Kozak Это наш сериал про маньяков. Даже ничего.
7 August at 01:35 · Unlike · 1

Masha Mysh Your are next (Тебе конец)
7 August at 01:36 · Unlike · 1

Turtle Tortuga Кстати, спасибо, я , пожалуй, как раз "Окно спальни" и пересмотрю!
7 August at 01:39 · Like · 1

Galyna Mamchych-Gurrieri True detective Лучшее, что я видела
7 August at 01:46 · Unlike · 2

Alyona Dobrovolskaya Сердце ангела.
7 August at 05:42 · Unlike · 2

Irina Serova Swimming Pool, с Шарлоттой Рэмплинг.
7 August at 06:50 · Unlike · 1

Irina Serova Ну или уж сериал типа Bones, Castle, Body of Evidence.
7 August at 06:51 · Like

Вячеслав Овсянников Se7en и memento!
7 August at 08:42 · Unlike · 1

Galina Merenkova Менталист, по-моему, вполне подпадает под описание.
7 August at 09:47 · Unlike · 1

Nelya Shakirova True Detective - очень понравился. Еще рекомендовали Вершина озера (Австралия), но сама не смотрела, не знаю
7 August at 10:03 · Unlike · 1

Turtle Tortuga Ну, "Сердце ангела" - это в этом жанре шедевр. И был раньше всех. А вообще всем спасибо. И спасибо, что напомнили про True detective. Я его начала смотреть, мне понравился, но потом почему-то забыла
7 August at 10:17 · Like

Yury Nabutovski Квентина нашего? Могу его пересматривать, одного из немногих.
7 August at 10:25 · Like

A Nune Nune и я люблю детективы и про серийных убийц. недавно перечисляла список любимых сериалов, может, что найдете. мне там из подсказок очень понравился "код убийства". https://www.facebook.com/nunebars/posts/10203100124960638

A Nune Nune
заканчивается сезон "американцев" -- на удивление качественного сериала о советс...See More
7 August at 10:28 · Unlike · 1 · Remove Preview

Konstantin Khamuev Декстера не предлагаю, понятно.
Убийство американский вариант http://seasonvar.ru/serial-2353-Ubijstvo-1-season.html
есть оригинал http://seasonvar.ru/serial-3181-Forbrydelsen.html Оба на мой взгляд хорошие. Но лучше начать с Датского. Интересно что в американском главные героини встречаются в одном эпизоде.

Сериал Убийство 1 сезон The Killing смотреть онлайн бесплатно!
seasonvar.ru
Сериал повествует об одном и том же убийстве с 3 точек зрения детективов, которы...See More
7 August at 11:48 · Like · 1 · Remove Preview

A Nune Nune декстер -- это очень круто. особенно приятно смотреть психологу, психопат там выведен очень профессионально, ни одной фальшивой ноты, одно удовольствие смотреть!
7 August at 11:51 · Unlike · 2

Konstantin Khamuev Да хорошо когда несколько персонажей хорошо прописаны. Масука один чего стоит )))
7 August at 11:52 · Unlike · 1

A Nune Nune декстер у меня в топе лучших сериалов.
7 August at 11:53 · Unlike · 2

Konstantin Khamuev Тоже там же ))
7 August at 11:54 · Unlike · 1

Turtle Tortuga Yury Nabutovski Ну Вы скажете тоже, Квентина! Это- совсем другое!
7 August at 11:58 · Like

Turtle Tortuga Спасибо большое всем! Пора уже организовывать клуб любителей серийных убийств! Но странно очень, что не всплыл Декстер.
7 August at 11:59 · Like · 1

Konstantin Khamuev Все думают, что все видели наверное ))
7 August at 12:00 · Unlike · 1

Elizaveta Skogoreva Сериалы Мост, True detective. Оба в твоем вкусе)
7 August at 12:02 · Unlike · 2

Turtle Tortuga Всем ещё раз спасибо, A Nune Nune очень полезная ссылка, спасибо отдельное
7 August at 14:21 · Like

Agracheva Marina Машик и другие любители серийных убийств!!:)) Еще классный сериал The killing. Может кто здесь писал про него, а я не заметила. Но если нет- то очень рекомендую
7 August at 14:31 · Unlike · 2

Agracheva Marina А вот увидела, что него писали - Убийства называется по-русски.
7 August at 14:35 · Unlike · 1

Turtle Tortuga Мариночка, спасибо большое! А группу будем делать?
7 August at 14:45 · Like

Agracheva Marina группу можно сделать, только я не хочу дисскусси длинные на тему сериалов писать:))
7 August at 14:50 · Unlike · 1

Agracheva Marina Базу данных надо в группе создать, да?
7 August at 14:50 · Unlike · 2

Turtle Tortuga Можно друг другу советовать, что почитать и что посмотреть
7 August at 14:51 · Like · 1

Tatiana Levitina «Убийство в Гросс-Пойнте»
http://gidonlinekino.com/2012/11/ubijstvo-v-gross-pojnte/

Убийство в Гросс-Пойнте
gidonlinekino.com
Смотрите онлайн фильм Убийство в Гросс-Пойнте в хорошем качестве и совершенно бесплатно!
7 August at 15:01 · Edited · Unlike · 1 · Remove Preview

Turtle Tortuga Тяпа, ты уже в Москве? Не хочешь завтра на органный концерт?
7 August at 16:41 · Like · 1

Tatiana Levitina завтра, скорее всего, не могу
7 August at 22:45 · Unlike · 1
Turtle Tortuga
LinkLeave a comment

Преображение Господне 19 августа 1991 года [Aug. 21st, 2014|01:16 am]
Маша Шапиро
[Tags|, , , , ]

Я всё-таки хочу написать про 19 августа 91 года. Хотя мне кажется, я уже писала в прошлом году. Но всё равно же никто не помнит, так что можно.
Это был первый мой двунадесятый праздник. Дней через десять после моего воцерковления, в г. Курчатове Курской области, в маленькой церкви, которая была простой домик.
Утром по радио передавали что-то странное про юных спортсменов, это было подозрительно, но на службе я об этом и думать забыла. Всё было так празднично, пели, как ангелы, а потом на улице батюшка- о. Георгий Нейфах - оосвящал яблоки виложенные пирамидами в половину человеческого роста, красивые карзины с другими фруктами. Кажется воздух стал густым этим Праздником. Это было такое счастье, и ведь это только начало, так я думала.
А потом мы узнали, что в Москве переворот. Власть захватили коммунисты.
Мы в этот день уезжали. О. Георгий подари мне молитвослов и Евангелие на русском и церковно-славянском.
На перроне ветер раздувал полы его подрясника, вокруг были слышны возбужденные и испуганные голоса - люди обсуждали, опасно ли ехать в Москву, листья уже желтели. Все были с катомками, ведрами, и кругом яблоки. И мне показалось, что я нахожусь внутри "Доктора Живаго". Я была уверена, что снова будет только один коммунизм, что батюшку я никогда не увижу, а скорее всего его ещё и убьют.
Мы ехали в Москву - к коммунистам, и я думала, что Бога-то они у меня не отнимут, а вот богослужение запретить могут. Они же теперь озверевшие будут, что шесть лет были не при делах.
... Потом была ночь у Белого Дома, похожая на КСП. Я не сомневалась, что наша жалкая цепь не сможет остановить танки. Раздвить десяток людей - разве коммунисты перед этим остановятся. Но смущало меня то, что я же только что обрела Бога и меня сразу раздавят. Правильно ли это. Увидела священника и попросила у него благословение стоять в цепях.
..............................................................
Можно ли было подумать тогда, что коммунисты проиграют тогда, но чередевять лет президентом станет кгбэшник!
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]